Теория меняющихся денег

Теория меняющихся денег

Исследовательские публикации центробанков в узких кругах читателей всегда вызывают сторонний интерес: а почему ЦБ публикует эту работу именно сейчас? Обычный ответ на такой вопрос банален. Чем более отвлеченной является тема, тем меньше вероятность того, что экономист ЦБ специально вычислял дату, когда она будет опубликована. Поэтому максимум полезного, что из нее можно извлечь,— техника: как именно в центробанке что-то считают. Из выпущенной в августе 2019 года аналитической записки Вадима Грищенко из Банка России «Фиатные деньги» не извлечешь и этого. Автор занят чистой экономической теорией, стандартное указание ЦБ на то, что его мнение может не совпадать с позицией Банка России, очень точно: никто в ЦБ не обязан считать именно этот взгляд на деньги руководством к действию.

Стремительное сокра­щение вклада наличных в динамику объема денег в экономике объясняет интерес ЦБ к надзору за финан­совой системой

В короткой статье о денежной теории на 18 страницах, если она не претендует на абсолютно новый взгляд (она не претендует), всегда имеет смысл смотреть на список литературы и терминологию. Теме фиатных денег — устройству банковской системы с центробанком и частичным резервированием — посвящены целые шкафы в профильных библиотеках, поэтому важно, на кого в этом шкафу автор ссылается, чьи идеи поддерживает и развивает. В этом смысле записка Вадима Грищенко содержит несколько нетривиальных ссылок скорее вне основной темы (например, на статью 2013 года Рошона и Росси о «эндогенной» теории появления денег, первая в истории Банка России ссылка на работы Мюррея Ротбарда, актуализация дискуссии ЕЦБ в 2017 году о причинах низкой инфляции в еврозоне, осторожные попытки подвести публику к обсуждению немейнстримной и ультрамодной modern monetary theory), представляющих интерес для увлеченных. Но в основном это добросовестная попытка «ликвидации безграмотности» с позиций неокейнсианской теории. Можно спорить, можно пожать плечами: есть (в том числе на русском) десятки более глубоких работ, а поверхностное знание отличий систем, основанных на металлическом стандарте (ныне не существующих), от фидуциарных (сейчас монопольных), конечно, небесполезно само по себе, но вряд ли вас обогатит. И разумеется, Банк России публикацией не подтверждает, что в самом деле опасается вытеснения биткойном рубля в обозримом будущем. Скорее смысл публикации — в спорном, хотя и заявленном как однозначный, тезисе о том, что все проблемы фиатного обращения могут быть решены макропруденциальным надзором.

Ответ же на вопрос, почему такие тексты появляются на сайте ЦБ, есть в публикации Банка России в пятницу «Денежная масса M2 в национальном определении»: в ней демонстрируется, что вклад наличных денег — последнего, что формально хоть как-то связывает систему с временем металлических стандартов,— в прирост объема денег в экономике за год упал с 2,7% до 0,5%. Денежная система действительно может меняться быстрее, чем принято о ней думать, в том числе в России.

Источник

Оцените статью
Добавить комментарий