Такое нынче в Моди

Такое нынче в Моди

4 сентября во Владивостоке президент России Владимир Путин провел с премьер-министром Индии Нарендрой Моди. Они плавали на катере, ходили по «Улице Дальнего Востока», где им дарили четки, делали заявления для прессы и друг для друга. А специальный корреспондент “Ъ” Андрей Колесников старался понять, кого президент России на заседании президиума Госсовета назвал придурком. И кажется, понял.

Утром 4 сентября президент России Владимир Путин и премьер-министр Индии Нарендра Моди сели на катер «Ураган» и отправились на судоверфь «Звезда», которую с некоторых пор модернизирует «Роснефть». Домчаться до «Звезды», хоть и «Ураганом»,— дело небыстрое и занимает почти два часа. До конца непонятно на первый взгляд, стоит ли оно того, чтобы осмотреть, хоть даже и с помощью Игоря Сечина, макеты новых корпусов и доков судоверфи и поглядеть на чудовищных размеров, пусть и разобранный, гребной винт, к которому Владимир Путин на суше бросился в первую очередь, да на рулевую колонку к нему.

Но если знать историю про то, что Россия продает, а вернее, передает в лизинг Индии модернизированную атомную подводную лодку проекта 971 «Щука-Б» больше чем за $3 млрд, да все никак не передаст, то становится интересней. Потому что, например, Владимир Путин и Нарендра Моди не могли, как и журналисты, не проплыть мимо одной субмарины, которая находится сейчас тут, и не оценить ее по достоинству. А вот ради этого плыть два часа уже стоило.

Конечно, это могла быть и другая субмарина. Но ведь могла быть и эта. И тогда такая прогулка на катере «Ураган» стоила бы уже $3,3 млрд: ведь контракт, судя по всему, до сих пор не подписан, хотя это должно было произойти еще в мае. И вряд ли Нарендра Моди после такой прогулки не дал бы окончательное добро на эту сделку (даже если бы это была просто такая же подлодка).

Вернувшись, Владимир Путин и Нарендра Моди провели на кампусе Дальневосточного университета почти полноценные переговоры. Полностью полноценными их не дает возможности признать тот факт, что встречу в узком составе внезапно, в последний момент, когда все переговорщики (и Сергей Лавров, и тем более Максим Орешкин) давно уже были в переговорной, отменили. Очевидно, два лидера решили, что нет смысла притворяться, что они и правда способны что-то обсуждать в узком составе после того, как полдня уже провели друг с другом.

Но были переговоры в расширенном составе и заявления для прессы (полноценной пресс-конференции мы не дождались: как и следовало ожидать, Нарендра Моди не изменил своей привычке не любить отвечать на вопросы).

Впрочем, он казался красноречивым, с выражением читая свое заявление вслух:

— Во Владивостоке солнце встает раньше, чем в других регионах мира. Это торжество природы, и это действительно источник вдохновения для всего мира!

Несмотря на очевидное лицемерие этой фразы (ну не может весь мир находить вдохновение в том, что во Владивостоке солнце встает раньше, чем в других странах), думаю, что по крайней мере жителям города было приятно: вряд ли кто-нибудь еще высказывался про их Владивосток такими словами.

— Когда слагаются истории развития человечества в XXI веке, то говорят о том, что Владивосток определяется приверженностью людей к труду, и для меня честь быть в этом городе! — между тем продолжал наращивать комплиментарную мощь своего заявления господин Моди.— Все стало возможным благодаря приглашению моего близкого друга президента Путина!..

Затем Нарендра Моди неожиданно напомнил Владимиру Путину, что тот ведь очень давно во власти:

— В 2001 году, когда прошел первый такой саммит в России, мой друг президент Путин так же был президентом России. Я тогда сопровождал нашего премьер-министра (Атала Бихари Ваджпаи.— А.К.): в то время как главный министр штата Гуджарат я был членом индийской делегации…

Шли годы, Нарендра Моди сделал головокружительную карьеру, в тот время как Владимир Путин скромно оставался тем, кем был.

— Кроме того, мы выводим наши отношения за пределы наших столиц и устанавливаем связь между различными штатами Индии и регионами России. Это неудивительно, потому что, с одной стороны, я был главным министром штата Гуджарат 13 лет, а президент Путин… — Было очень интересно, что индийский премьер скажет сейчас, как вывернется из клубка своих собственных сравнений… — Также очень хорошо понимает потенциал и возможности российских регионов!

Конечно, так цветисто сам по себе, отвечая на вопросы, Нарендра Моди выражаться бы не смог.

Они ненадолго расстались, пока Владимир Путин проводил заседание президиума Госсовета, традиционно (когда форум проходит во Владивостоке) посвященного развитию Дальнего Востока.

Это заседание останется в памяти потомков, конечно, историей с ответом Владимира Путина на замечание главы Якутии Айсена Николаева. Тот вдруг начал со следующей фразы:

— Нужен ли России Дальний Восток? Казалось бы, ответ на этот вопрос сегодня абсолютно очевиден. Но до недавнего времени многие дальневосточники не были в этом уверены, ведь даже с высоких трибун порой звучало, что Дальний Восток — это балласт, требующий только льгот и бюджетных вливаний.

— Я не знаю, какие придурки так говорили,— перебил Владимир Путин.— Я что-то не верю.

— Говорили, мы помним, четверть века назад,— настаивал Айсен Николаев, и на его месте так поступил бы не каждый.

— Ну, четверть века назад мало ли что делали. Давайте будем говорить о сегодняшнем.

Позже в офисе Айсена Николаева мне пояснили, что он имел в виду хоть и события четвертьвековой давности, но все-таки связанные с действующим политиком, то есть, скорее всего, с Владимиром Жириновским.

Таким образом, если это так, то получается, что Владимир Путин назвал Владимира Жириновского придурком.

После заседания президиума Госсовета на город опустилась ночь. То есть теперь самое время было пройтись по «Улице Дальнего Востока». Так традиционно называют выставочные павильоны, которые во время форума выстраивают на набережной дальневосточные регионы.

Был здесь и павильон Республики Якутия, отличавшийся от других прежде всего веселой игрой «Найди мамонта!» (хотя если предприятие завершится успехом, надо полагать, участникам игры будет не до смеха).

В павильоне Бурятии доминировали вертолеты: легкий многоцелевой Ка-226Т и огромный Ми-172А2. Гендиректор «Вертолетов России» Андрей Богинский пояснил мне, что контракта на покупку вертолетов Ка-226Т еще нет и что они с индийскими партнерами в состоянии предконтракта, то есть все обсудили, прошли все индийские процедуры, согласились на глубокую локализацию производства 200 вертолетов в Индии. («Видите,— говорил мне господин Богинский,— даже наклеили на вертолеты вот эти лейблы: Make in India…» То есть он давал мне понять, что ему вообще ничего для индийцев не жалко.) Но пока при этом никто не подписывает контракт. Ведь именно так, а не по-другому устроены индийцы.

И вот теперь Андрей Богинский надеялся, что с помощью Владимира Путина удастся повлиять на слишком сложно устроенную психологию индийцев.

Владимир Путин приехал гораздо раньше индийского гостя и не меньше четверти часа ждал его. Но удивительно было не это, а то, что в какой момент из тьмы как черт из табакерки вынырнул Джанни Инфантино, президент FIFA, и заговорил с российским президентом, который выглядел даже обрадованным. И беседовали они все это время без остановки и на немецком языке. Мне в это время рассказывали, что господина Инфантино пригласили на форум в качестве спикера и он не отказался. И надо полагать, эта встреча в ночи была бонусом для Джанни Инфантино за такое согласие.

Стояли они, между прочим, почти напротив павильона, посвященного чемпионату мира по игре го, который пройдет во Владивостоке в следующем году.

Но наконец появился и премьер Индии, и господин Путин представил своего швейцарского друга своему индийскому.

— Вот, приехал. Хочет развивать футбол в Индии.

На лице господина Моди не отразился восторг по этому поводу, и как показали дальнейшие события, Владимир Путин отметил это.

Сопровождать их в экскурсии по «Улице Дальнего Востока» Джанни Инфантино не стал и канул во тьму так же внезапно, как и возник из нее.

Андрей Богинский рассказал главам государств, что вертолеты Ка-226Т «готовы к эксплуатации».

— Но заказа нет? — с нажимом уточнил президент.

— Нет,— горько произнес Андрей Богинский.

Тут президент, даже отведя премьера Индии немного в сторону, рассказал ему, что сам летал недавно на таком.

— Хорошая машина,— одобрительно отозвался Владимир Путин.

— Чем? — переспросил Нарендра Моди, и я подумал, что этот вопрос может ведь и застать врасплох российского президента.

— Хороша тем,— кивнул тот,— что нет заднего винта. Отлично выдерживает боковые нагрузки в горах!

Нарендра Моди удовлетворенно кивнул: аргумент засчитывался.

— К тому же винты складываются,— продолжил господин Путин.— Удобно держать на палубе…

— То есть использовали технологию военных вертолетов? — уточнил премьер Индии.

— Совершенно точно — так и есть,— констатировал Владимир Путин.

И он уже обращался к Андрею Богинскому:

— Уровень локализации какой?

Оказалось, от 50% до 70 %. И видимо, есть резервы.

Они подошли ко второму вертолету, история стала повторяться, а мне уже казалось, что я опять на аэродроме в Жуковском, на МАКС-2019, и Владимир Путин продает, а его спутник не покупает, и что вот-вот за углом откроется лоток с мороженым…

Ведь ни слова про то, что вопрос с контрактом на покупку 200 вертолетов можно считать решенным, Нарендра Моди так и не сказал (как и Реджеп Эрдоган — про Су-57, например). Впрочем, возможно, у них так дела не делаются (главное, чтобы не получилось так, что у них вообще дела не делаются), и мы вскоре обо всем еще услышим.

Они зашли в павильон Бурятии. Глава Бурятии Алексей Цыденов продемонстрировал Нарендре Моди буддийского монаха, которому индийский премьер обрадовался как родному. Кроме того, Алексей Цыденов рассказал, что в Бурятии есть два подлинных атласа тибетской медицины, а это ведь невероятная редкость.

— Готовы поделиться,— проговорил Алексей Цыденов и замялся.— Копиями, конечно.

Он подарил Владимиру Путину и Нарендре Моди нефритовые четки.

— Есть буддийские,— рассказал глава Бурятии,— а есть православные.

Он не стал уточнять, кому какие. Сказал только, что «мы протоколу передадим», и не дал коллегам даже подержать подарки в руках.

— А вертолеты, кстати, делаются в этой республике,— опять начал гнуть свое Владимир Путин.

Они зашли еще в павильон «Камчатка», на выходе из которого их подстерегли два местных художника, одетые в исконное, камчатское: унты, шубы и шапки из оленьего меха (вечерами во Владивостоке и в самом деле становится прохладно). Женщина средних лет и немолодой мужчина попросили президента с ними сфотографироваться, и пока он делал это, художница громко и выразительно сказала:

— Приглашаю вас на свою персональную выставку! Открытие — 1 ноября.

— Отлично! — высказался господин Путин.

В павильоне «Приморье» президенту и премьеру показали макет хоккейного дворца спорта, и Владимир Путин заметил:

— Если с футболом не получится, будем в хоккей играть.

Это была, видимо, отложенная реплика в ответ на холодность Нарендры Моди при встрече с Джанни Инфантино (интересно, что стало бы в такой ситуации, например, с президентом Бразилии).

Ночь продолжилась, как и год назад, ужином в одном и павильонов. Хотели, конечно, для них открыть и павильон «Рыбный базар», как год назад для Владимира Путина и Си Цзиньпина, когда они и по рюмке водки выпили, и блины приготовили.

Но в этот раз ничего не вышло: с индийцами не удалось договориться не то что про вертолеты, а и про то, что можно приготовить и съесть. Вегетарианец Нарендра Моди известен своей адской пристрастностью в выборе еды, так что, видимо, решил не осквернять себя даже заходом в место, где лежит мертвая рыба.

Через несколько минут кроме Нарендры Моди и Владимира Путина и самого близкого их круга на «Улице Дальнего Востока» остался только еще башкирский женский хор, ожидавший здесь встречи с двумя лидерами с самого утра. Рассказывают, что накануне сюда приехал с инспекцией полпред президента и вице-премьер Юрий Трутнев, увидел сцену и сказал, что если есть сцена, значит, на ней должен кто-то плясать и петь. Вот они и плясали, и пели (хоть и тихонечко) с той секунды, как Владимир Путин появился на «Улице Дальнего Востока».

Но остались тем не менее незамеченными.

И теперь расстроенные девушки просто задержались с переодеванием.

Источник

Оцените статью
Добавить комментарий