Основатель Музея Воинской доблести Донбасса в Питере Герман Владимиров: Донбасс не просто братский народ, а единый с Россией

«Комсомолка» поговорила с создателем Музея Воинской доблести Донбасса в Питере о созвучности двух городов-героев, о миссии музея в нашей войне, о планах, объединяющих наши народы

Герман с любимицей Мэри, подаренной ему друзьями на день рождения. Фото: архив Германа Владимирова
Герман с любимицей Мэри, подаренной ему друзьями на день рождения. Фото: архив Германа Владимирова

Его жизнь была далека от политики. Успешная работа в Питере, собственный автопарк, серьезные подряды, высокий достаток, возможность жить безбедно в любой на выбор стране Европы. Собственно, когда случился майдан, он и находился в Германии. На этом его спокойная и размеренная жизнь окончилась.

Говорит Герман Владимиров мягко, с чуть застенчивой улыбкой, светлые волосы, голубые глаза – на первый взгляд ничего героического. Но создание им в Питере Музея Воинской доблести Донбасса стало не просто местом хранения уникальных вещей командиров и всего, что связано с нашей войной, но и идейным центром ДНР и ЛНР в России – с выставками, презентациями фильмов и книг о Донбассе, встречами, дискуссиями.

— Герман, всегда хотела спросить, почему в Питере-то? – спрашиваю собеседника.

— Иначе и быть не могло, хотя может показаться, ну почему Питер, это же так далеко? — объясняет Герман. – А все закономерно – мы не отделяем Донбасс от России, а в России есть культурная столица – Питер, столица музеев и почему бы там не быть музею, посвященному Донбассу? Мы и ментально очень близки к дончанам. Все-таки Питер – город трех революций, переживший такую блокаду, здесь очень много патриотов и людей, поддерживающих дончан. К слову, с единомышленниками пытались подобный музей организовать в Москве, но интереса это не вызвало. При этом у меня множество прекрасных друзей-москвичей, которые всегда помогают, но вот в целом так. Суждено, значит, музею быть в Питере.

Папаха Арсена Павлова (Моторолы). Фото: архив Германа Владимирова
Папаха Арсена Павлова (Моторолы). Фото: архив Германа Владимирова

— Мне вот всегда было интересно, энергетика экспонатов чувствуется? Какие самые интересные?

— Экспонатов уже более тысячи. Но они продолжают поступать. Порой думаешь, пусть бы на этом и остановилось, но война продолжается, а значит и растет количество вещей, связанных с ней. Энергетика в них, безусловно, потрясающая. Есть у нас и осколки снарядов и всякое военное железо, но больше всего мне интересны мелкие вещи. Например, молитвенник Алексея Мозгового, который находился с ним в момент гибели, или икона, принадлежавшая Гиви, или казачья папаха Моторолы, в которой он вместе с Гиви посылали шуточный привет ВСУшникам. Ее мне передали на следующий день после гибели Арсена. Есть у меня также уникальный экспонат — икона, подаренная командующим Казачьей Национальной Гвардией Николаем Козицыным на свадьбу Павлу Дремову. Паша привез мне ее в дар за три дня до гибели. Я отказывался от такого дорогого экспоната, но он настоял, словно чувствовал что-то. У нас есть даже деньги Новороссии – «Расчетные знаки», которые должны были использоваться в республиках. Проект не был реализован в жизни, тем не менее это история.

В ЛНР поселок Донецкое. Война в Донбассе не прошла мимо. Фото: архив Германа Владимирова
В ЛНР поселок Донецкое. Война в Донбассе не прошла мимо. Фото: архив Германа Владимирова

— Где-то в интервью ты себя называешь хранителем истории, а ведь и правда, ты не слишком напоминаешь чопорного музейного работника. Когда-нибудь думал о такой стезе?

— Нет, но, наверное, зов крови. У меня дед был из закарпатских русин, это еще те сепаратисты. Дедушка мой весь этот бандерштат гнилой на дух не выносил. Он умер в 2010 году в Ленинградской области, если бы дожил, был бы в шоке. Кроме того, у отца было предприятие в Славянске, я часто бывал в тех краях. Часть юности прошла там, часто перебираю старые фотографии, вспоминаю. Так что Донбасс для меня не пустой звук, а моя личная боль. Поэтому какой там мог быть бизнес в 2014 году? Нужно было людям помогать, ни один нормальный человек не мог остаться в стороне. Кто-то помогал Донбассу гуманитарно, кто-то информационно, брат вот у меня поехал воевать и служил верой и правдой.

Я не знаю, чем все закончится, но уверен, что поступил правильно, с совестью у меня согласие и не стыдно смотреть в глаза детям.

С другом - Александром Спиваком - футболистом донецкого "Шахтера", который 7 лет был капитаном питерского "Зенита". Фото: архив Германа Владимирова
С другом — Александром Спиваком — футболистом донецкого «Шахтера», который 7 лет был капитаном питерского «Зенита». Фото: архив Германа Владимирова

— Каково отношение либеральной тусовки в России к музею?

— Сейчас можно смело заявить о том, что мы заставили с собой считаться. И я сейчас не только о либералах, но и о власти. В нас поверили. Ведь нужно понимать, мы пришли из ниоткуда в 2015 году, кто мы такие? Горстка добровольцев в полном понимании этого слова.

— Первое название было прекрасно. Музей Новороссии! Мечта…

— Да, это так. Тогда в 2014 люди вставали, реки добровольцев из России сливались в одно целое с народным ополчением Донбасса именно за эту мечту. Новороссия пока не сложилась. Зато новое название – Музей воинской доблести Донбасса более объемно. Донбасс будет всегда. Это понятно. Кстати, музей — это не только я, подход у нас командный и в создании музея участвовали все. Я придумал идею, вкладывал деньги, но без ребят ничего бы не получилось, строительство и ремонт делали мы вместе.

Молитвенник Алексея Мозгового. Фото: архив Германа Владимирова
Молитвенник Алексея Мозгового. Фото: архив Германа Владимирова

— Скажи, Россия еще не устала от Донбасса?

— Как можно устать от своей мамы, жены, детей? Никак! Я повторял и буду повторять: мы даже не братский народ, мы – один единый народ. Настоящие русские не могут устать от Донбасса. А если кто и устал, то это значит только одно – им было изначально плевать на дончан. Устать от Донбасса невозможно.

— Ты часто бываешь в республике, но также имеешь возможность увидеть нашу жизнь со стороны, из Питера. Это иногда полезно, именно не приблизиться, а отстраниться, чтобы увидеть всю картину целиком. Как оцениваешь процессы, которые идут у нас? Что удивляет?

— Я никогда не был в оппозиции к власти, но считаю, что здравая критика необходима, именно для того, чтобы что-то изменилось к лучшему. Ура-патриотизм — это всегда не здраво. Мы должны говорить о том, что у нас хорошо, но и не молчать, если что-то плохо. Взять тот же флешмоб. Если это многоходовочка политтехнологов, то она очень опасная. Я считаю, нельзя устраивать флешмоб на могилах погибших ребят, это уже предательством пахнет. Да и сработано очень топорно. Политехнологам нужно было подумать и сделать так, чтобы не разобщать общество, которое и так в упадническом настроении. Нельзя так с народом.

С Германом два ветерана спецназа - один из которых Герой России Алексей Махотин (в центре) , второй - Владимир Нагорный. Фото: архив Германа Владимирова
С Германом два ветерана спецназа — один из которых Герой России Алексей Махотин (в центре) , второй — Владимир Нагорный. Фото: архив Германа Владимирова

— Знаю, что, кроме прочего, вы помогаете семьям раненых, погибших, вдовам. Это еще одно направление деятельности музея?

— Я никогда не занимался помощью раненым или вдовам, точнее не думал заниматься, у нас и так направлений работы хватает. Но я такой человек, что не могу отказать, если кто-то просит о помощи. Порой люди мне пишут от безысходности и как их можно оттолкнуть, бросить? Узнаю, что они обращались в кучу инстанций до этого, просили помощи, а воз и ныне там, потому мы реагируем вынуждено. Буду развивать гуманитарное направление, чтобы иметь возможность помогать самым нуждающимся. В сравнении с 2014 годом количество таких организаций заметно уменьшилось, до этого даже в Питере их было десятки.

Личные вещи атамана "Волчьей сотни" Евгения Пономарева (Динго). Фото: архив Германа Владимирова
Личные вещи атамана «Волчьей сотни» Евгения Пономарева (Динго). Фото: архив Германа Владимирова

— Герман, ну и традиционно, какие планы на ближайшее будущее?

— 3 сентября планируем провести Спортивные Игры молодых патриотов России. Наша организация — Просветительский Центр Патриотического воспитания «Ленинградский доброволец», в структуру которой входит музей, Дом Дружбы Ленинградской области, а также ее правительство решили провести такие состязания с полосой препятствий. Ребята два дня будут демонстрировать свою удаль, а на третий день подведем итоги. И вот тут наравне с кубками имени герое России будут вручаться кубки имени героев ДНР и ЛНР. Скажем, паренек из России может получить кубок имени героя Донецкой народной республики Арсена Павлова, а команда из ДНР или ЛНР может получить кубок имени Никиты Белянкина – героя России или Романа Филиппова, погибшего в Сирии. Здесь есть некий символизм и очень важно проводить такие игры – без популизма, но с привлечением молодежи. Особенно на фоне последних событий, когда медийная профонация набирает обороты. И, кстати, «Комсомолка» об этом слышит первая!

Оцените статью
Добавить комментарий