Котяка-неубивака: В ДНР кот получил сквозное ранение трассирующей пулей и остался жив

Кот, который прижился на одной из позиций ДНР, недавно был ранен во время боя. Все думали – убило котика. Но через день Рыжий зализал ранение и вернулся в строй

Котяка-неубивака набирается сил
Котяка-неубивака набирается сил

Военные и котики – две вещи неразрывные. Перефразируя известный лозунг про Ланина и партию, можно сказать — мы говорим «военный» – подразумеваем «котик». Иногда правда, вместо котика бывает собака. Но так чтоб военная часть и совсем без животного, такого не встречала. Ну ладно располага, но зачастую коты и собаки живут с бойцами на передке. И вот тут совсем непонятно – где изученный «от» и «до» основной инстинкт выживания – инстинкт самосохранения?

Как мы помним из школьного курса биологии, инстинкт самосохранения — это врожденная форма поведения живых существ в случае возникновения опасности, действия по спасению себя от этой опасности. Реализации этого инстинкта служат такие чувства, как боль и страх. Боль ощущается обычно как аномальное состояние организма, которое надо устранить. Страх заставляет живое существо искать убежище.

Ну и где это все?

Я знаю позицию, где собака ощенилась – семеро щенят живут в первой линии обороны, а заботливая мать учит их залезать и вылезать из окопов. Моменты опасности тоже определены – стрелковое – перемещаемся поближе к окопу. Что-то потяжелей – прыгаем в окоп. Оттащить потомство в более спокойное место горе-мамаше в голову не приходит.

Вы скажете – это же собака – друг человека. Наверняка привязалась к кому-то из бойцов, вот и следует за хозяином. И такое бывает. Но конкретно эта собака не бежала за машиной, не ехала из располаги, а пришла конкретно на позиции. Хотя, может быть, ее инстинкт самосохранения – это выбор между обстрелами и обстрелами возле людей. Тогда понятно.

Тогда что делать с котами, которые, как известно, гуляют сами по себе? Им-то что на передке надо? Более того, они возвращаются даже после ранений. Совершенно чудесную историю выживания поведал «Комсомолке» военный с позывным Леший. У них на позициях живут два котика.

— Одна кошка давно с нами. Пришла за нами на позиции из располаги. А рыжий непонятно откуда взялся. Ну мы их подкармливаем, понятно. Этот рыжий судя по всему контуженный.

— Ты говоришь, рыжего ранило?

— Его не ранило, его убило. Его прострелило насквозь трассером. Видимо, потому что контуженный, шлялся где не надо. Шел по верху бруствера (земляная насыпь на наружной стороне окопа, — ред.) и его насквозь прошило. Я видел, что в него попали. После чего он куда-то пропал.

— Вы не оказали ему первую помощь?

— Вообще-то по нам стреляли в этот момент. Там не до спасения котов. После обстрела его не было видно, думали издох.

— А где вы его нашли?

— Он сам через день вернулся. Мне говорт – Рыжий вернулся. Я – в смысле вернулся? Его же убило. Нет, — говорят, — вон он сидит. Я смотрю – и правда. Рыжий. Жив и почти здоров. Сверху лопаток входное отверстие от пули. Два дня ходил его пошатывало, а сейчас все нормально. Вон, спит рядом.

Даже зеленка не понадобилась. Фото: Леший
Даже зеленка не понадобилась. Фото: Леший

— Как же он выжил?

— Я же говорю – трассер. Он летит и горит. Навылет. Видимо и прижгло сразу.

Рыжий так и не ушел с позиции. Военные его кличут «котяка неубивака». Как и все прочие коты спит, ест, иногда отлучается по своим важным котячьим делам. Что я теперь знаю наверняка – правду говорят, что у кота девять жизней. У Рыжего вот восемь осталось.

Кот, у которого осталось восемь жизней, выглядит так. Фото: Леший
Кот, у которого осталось восемь жизней, выглядит так. Фото: Леший

Источник

Оцените статью
Добавить комментарий