«Голландская болезнь» не для всех

«Голландская болезнь» не для всех

Опыт Норвегии противоречит традиционной теории о «голландской болезни» — негативном влиянии роста экспортных нефтегазовых доходов сектора на конкурентоспособность обработки, заключили ученые Австралийского национального университета. Технологическое развитие ТЭКа, распространяемое на другие отрасли, может компенсировать негативные эффекты, рождаемые нефтяной рентой, но лишь при развитых институтах. По наблюдениям же аналитиков Moody`s, именно слабые институты тормозят экономическое развитие стран СНГ.

В 1969 году, когда Норвегия открыла месторождение нефти в Северном море, ее ВВП на душу населения составлял 65% шведского. К 2014 году это соотношение выросло почти до 150%, констатируют ученые Центра прикладного макроэкономического анализа Австралийского национального университета. В исследовании «Переосмысление динамики «голландской болезни»» они изучили влияние на производительность не только инвестиций, но и потоков труда и капитала в сырьевой сектор Норвегии. Такой подход позволил им обнаружить, что нефтяной сектор страны оказывал явный позитивный эффект на рост экономики: ресурсный бум увеличивал производительность в других отраслях, включая обработку. Рост технической экспертизы в морском бурении превратил Норвегию в мирового экспортера технологий, одновременно способствуя развитию других наукоемких отраслей. В то же время шок, связанный со скачком нефтяных цен, и соответствующий рост потребления к такому эффекту не приводили. Создание стабфонда могло дополнительно усилить положительный ресурсный эффект, компенсируя негативное влияние шокового роста расходов в экономике, указывают исследователи. Именно качественное госуправление и институты позволили Норвегии избежать «голландской болезни», отмечают ученые. В то же время вызванное их отсутствием неэффективное перераспределение нефтяной ренты способно объяснить «ресурсное проклятие» — спад экономики на фоне нефтяного изобилия в Венесуэле или Анголе.

Между тем именно слабость институтов остается основным препятствием, сдерживающим экономики стран СНГ, отмечается в недавнем отчете агентства Moody`s.

Несмотря на прогресс в госуправлении, большинство стран союза страдает от недостатка верховенства закона, коррупции и пережитков советской системы.

Из 11 стран региона только Армения и Грузия были оценены как имеющие «среднюю» и «высокую минус» силу институтов, а 80% попали в категорию «низкой» и «очень низкой», хуже показатели только у стран Африки южнее Сахары.

Россия и Казахстан были отнесены к «низкой плюс», эти же две страны оказались единственными, где качество институтов соответствует уровню доходов населения. Эти сырьевые экспортеры СНГ с относительно зажиточным населением и ресурсообеспеченностью достигли некоего баланса слабых институтов, в них распространены меры по борьбе с коррупцией в изолированных областях (например, бюрократических процедурах, учитывающихся в рейтинге Doing Business) или создание островков верховенства закона (в специальных экономических зонах для иностранных инвесторов), но политическая воля для полноценных реформ отсутствует, что в комбинации с текущей экономической ситуацией укрепляет желание политиков контролировать экономику и закрепляет перераспределение ренты в пользу заинтересованных кругов, полагают в Moody`s.

Что касается России, то макроэкономическая стратегия властей, ставшая ответом на падение нефтяных цен и санкции (включая введение фискального правила, ограничивающего размер нефтегазовых доходов в бюджете), способна со временем привести к более устойчивой к колебаниям сырьевых цен модели роста.

Если этот подход сохранится, Россия продолжит сближаться со своими международными партнерами по уровню эффективности правительства. Но учитывая падающую поддержку власти со стороны населения и консолидацию протестных настроений, продолжение непопулярных структурных реформ может оказаться под вопросом, указывают в Moody`s.

Источник

Оцените статью
Добавить комментарий