«Это не какие-то изощренные манипуляторы»

«Это не какие-то изощренные манипуляторы»

Государство в лице Минтруда снова заговорило о необходимости законодательно запретить деятельность пенсионных агентов. Как это у нас часто бывает, если где-то есть проблема, то единственным предлагаемым вариантом сразу становится «запретить». Но первая реакция не всегда адекватна вызову.

Главным поводом для предложения Минтруда стал рост жалоб на неправомерные переводы граждан в НПФ, или так называемый мисселинг. Но сухая статистика говорит об обратном. За 2017 год было подано около 3 тыс. жалоб в ЦБ на НПФ, в 2018 году — уже 2,7 тыс. штук, а за первое полугодие 2019 всего 1,1 тыс. штук, что на 38% меньше, чем за аналогичный период 2018 года. При этом доля жалоб на НПФ в общем числе обращений к регулятору составляет всего 3%. Общее число жалоб на НПФ незначительно по сравнению с другими участниками финансовых рынков и постепенно снижается.

Этот тренд неслучаен. Конечно, в его основе лежит и падение объемов продаж НПФ. Но постепенно ужесточаются и требования к качеству привлечения клиентов. С начала 2019 года вступило в силу законодательное условие обязательного подписания заявления на переход в НПФ личной электронной цифровой подписью гражданина на портале госуслуг, а также подписание ознакомления с конкретной суммой теряемого инвестдохода.

Агенты НПФ — это не какие-то изощренные манипуляторы, а самые обычные участники рынка, в том числе банки, страховые компании (СК), сотовые ритейлеры, пенсионные брокеры, продающие и другие виды финансовых услуг. Но, как и в других областях, где вознаграждение сотрудника напрямую зависит от результата продаж, среди агентов, конечно, могут попадаться оппортунистически настроенные штатные или внештатные специалисты. Официальные участники рынка, работа которых лицензируется (банки и СК), давно ведут планомерную борьбу с мисселингом и прямой фальсификацией, ужесточают контроль за качеством продаж. Но если на кону у банков и СК помимо морально-этических норм и репутации стоит еще и лицензия, то для брокеров и мелких сотовых ритейлеров риски невелики.

Поэтому, чтобы не заниматься излишним запретительством, может быть, стоит институализировать агентские продажи. И если не лицензировать деятельность пенсионных брокеров, то хотя бы повысить пороги входа, чтобы работать на рынке могли только самые достойные и системные. В частности, можно установить минимальное требование по капиталу. Эта сумма помимо подтверждения финансовой устойчивости участника рынка послужит еще и гарантией источника покрытия ущерба. В дополнение стоит ввести обязательное страхование профессиональной ответственности. Нелишним было бы и подтверждение опыта работы по продаже финансовых услуг, выполнение требований по защите персональных данных и для работы с ЕПГУ. Помимо требований к агентам-юрлицам, возможно, установить контроль в отношении физических лиц, которые привлекают клиентов от лица пенсионных брокеров или являются штатными продающими сотрудниками самих фондов. В том числе ввести обязательство получения подписи (живой или электронной) конечного агента, обязательную аттестацию, создать их единый реестр.

Не важно, можно ли реализовать предложенные меры целиком или лишь частично. Важно, что любое реализованное действие послужит целям защиты прав застрахованных лиц, повышению репутации как отдельных сегментов рынка, так и пенсионной отрасли в целом. Репутации, которая ей так необходима.

Источник

Оцените статью
Добавить комментарий