Цепочки небольшой стоимости

Цепочки небольшой стоимости

Стратегия ускоренного развития российского Дальнего Востока, основанная на использовании низконалоговых территорий, возможно, нуждается в коррекции. Исходя из дискуссий на Восточном экономическом форуме (ВЭФ), оснований ожидать быстрого встраивания России в глобальные цепочки добавленной стоимости в Азиатско-Тихоокеанском регионе (АТР) стало меньше. Развитие же существующих трендов может оставить РФ в стороне от общего процесса. По мнению экспертов, России и ЕАЭС необходимо активизировать работу по вхождению в формирующиеся региональные торговые блоки — с большой вероятностью сильный протекционизм на границах будущих торговых объединений станет итогом процессов 2014–2019 годов.

Восточный экономический форум-2019. Главное

Одной из центральных тем ВЭФ (оператор форума — «Росконгресс») является дискуссия об экспортной составляющей программ развития Дальнего Востока. Напомним, с середины этого десятилетия создание режимов территорий опережающего развития (ТОР) и свободного порта во Владивостоке остается главной частью дальневосточного проекта. Предполагается (особенно после девальвации рубля в 2014–2015 годах) активное привлечение иностранных инвестиций в ТОР и в свободный порт с их налоговыми и таможенными льготами.

Задумана интеграция компаний-резидентов в цепочки добавленной стоимости (ЦДС) в регионе — по существу, речь идет о подстегивании экономического роста на Дальнем Востоке РФ через спонсируемую государством глобализацию местного бизнеса.

Настройке механизмов ТОР и порта, а также инструментов специального административного района на владивостокском острове Русский, цифровизации транспортно-логистической и производственной инфраструктуры региона были посвящены несколько сессий ВЭФ. В том числе панель об интеграции Дальнего Востока в ЦДС Азиатско-Тихоокеанского региона.

К форуму Российский центр исследований (РЦИ) АТЭС и Всероссийская академия внешней торговли (ВАВТ) опубликовали большой доклад, посвященный торгово-инвестиционным аспектам десятилетнего «поворота России на Восток». Авторы показывают, что сам поворот не следует недооценивать, он в значительной мере состоялся — доля стран АТР в российском экспорте выросла с 18,5% в 2010 году до 29% в 2019-м, в импорте — с 35% до 44,6%. Страны АТР в несколько раз увеличили долю в привлеченных Россией прямых иностранных инвестициях.

Впрочем, отмечают аналитики, качество российского экспорта в АТР ухудшилось — существенно выросла доля продукции низких переделов.

Предполагается, что включение российского бизнеса в ЦДС в Азии должно постепенно исправить сырьевой перекос внешней торговли РФ в регионе (отметим, по оценкам ВАВТ, сальдо торгового баланса РФ с АТР в последнее десятилетие остается нейтральным или слабо отрицательным). Россия по факту надеется подключиться к созданию новых цепочек добавленной стоимости в АТР — к процессу, обеспечившему Азиатско-Тихоокеанскому региону быстрый рост с 1990-х годов и центральное место в мировой торговле.

На форуме эта концепция впервые начала осторожно критиковаться. Замминистра экономики Тимур Максимов прямо заявил, что реализуемая сейчас идея встраивания Дальнего Востока в ЦДС в Азии за счет преференциальных торговых режимов нуждается в обсуждении. По его словам, сейчас режимы, реализуемые в дальневосточных ТОР и в свободном порту, обеспечивают работу этой инфраструктуры развития в основном на внутренний, а не на внешний рынок.

Кроме того, в дальнейшем ситуация может ухудшиться: быстрые изменения в развитии экономик АТР делают менее значимыми такие преимущества РФ на Дальнем Востоке, как дешевая рабочая сила (затраты на нее в промышленности сокращаются).

Преференциальные механизмы менее значимы — основным в создании ЦДС является привлечение капиталов и исследования (R&D). Исходя из слов господина Максимова, идея быстрого встраивания компаний—резидентов льготных режимов как массового недорогого производителя, возможно, переоценивалась. С оговорками с этим согласилась и министр по торговле ЕАЭС Вероника Никишина: она призвала не считать процесс глобализации торговых потоков в ЦДС законченным, но подтвердила, что в случае с Дальним Востоком необходимо как минимум «смещение фокуса» с сырья на продукцию более высоких переделов и «замыкание недостроенных цепочек» поставок.

Между тем РЦИ АТЭС и ВАВТ, анализируя тренды в АТР, в том числе торговые войны и рост протекционизма, приходят к более радикальному выводу: события последних лет с большой вероятностью приведут к уходу от «мультилатеральной» модели торговых соглашений и конкуренции преференциальных режимов к модели региональных торговых и экономических блоков, а также их взаимных соглашений. В качестве таковых можно рассматривать, в частности, Транстихоокеанское партнерство (развивается даже после отказа США участвовать нем) и зону свободной торговли в АСЕАН. По мнению аналитиков, торговые войны последних лет (как, впрочем, и «Брексит», и ряд других процессов) отражают объективный процесс перехода власти в мировой торговле к крупным региональным соглашениям, на границах которых будут концентрироваться протекционистские меры защиты, а внутри будет происходить либерализация не только торговли, но и инвестиций.

России и ЕАЭС в этом аспекте необходимо быстрее реализовывать концепцию «Большого евразийского партнерства» 2018 года.

В первую очередь через соглашения с КНР с его проектами «Пояса и пути». В противном случае мировая регионализация с сопутствующими ей барьерами на границе блоков сделает неэффективными реализуемые стратегии развития.

Происходящее в первую очередь затрагивает Стратегию развития Дальнего Востока. Отметим, в среду Госсовет РФ в очередной раз, на три месяца, отложил принятие соответствующего документа. Впрочем, пока серьезных альтернатив преференциальным ТОР и свободному порту на Дальнем Востоке не представлялось, концепции же цифровизации логистических цепочек в регионе и транспортных коридоров вполне в русле «регионалистского» сценария развития мировой торговли.

Источник

Оцените статью
Добавить комментарий